Свободу Джулиану Ассанжу!
19-06-2019 20:02

«11 лет жила надеждой узнать, кто тот мерзавец, что убил моего сына» - мать жертвы событий 1-го марта

Судья Аппеляционного суда Армен Даниелян продолжит председательствовать на слушаниях жалоб представителей потерпевшей стороны и прокуратуры по делу Кочаряна и других должностных лиц.

Сегодняшнее судебное заседание проходило довольно напряженно, судья несколько раз призывал к тишине, предупреждая, что в противном случае пригласит нарушителей покинуть зал. Однако присутствующие часто не прислушивались к призывам судьи. А когда прокурор Еревана Геворг Багдасарян объявил, что участники судебного разбирательства не должны забывать зачем они пришли туда и не должны искусственно затягивать заседания, зал стал неуправляемым.

Обвинитель Петрос Петросян первым представил жалобу. Он сказал, что суд первой инстанции в лице судьи Давида Григоряна без всякого обоснования пришел к заключению, что в предъявленном Кочаряну обвинении есть конституциональная проблема. Петросян подчеркнул, что суд первой инстанции избежал выразить свою позицию об обстоятельствах фальсификации доказательств и сокрытия расследования дела. Государственный обвинитель подал ходатайство об отмене решения суда первой инстанции.

Главный прокурор Артур Давтян настоял на том, что суд первой инстанции допустил судейскую ошибку. По его убеждению, большая часть государственного аппарата была непосредственно вовлечена в преступную деятельность. Прокурор выразил надежду, что суд не поддастся давлению.

«Суд первой инстанции не учел, к примеру, факт, что на банковские счета сына обвиняемого поступали большие суммы. Как может судья, ориентированный на правосудие, не потребовать разъяснений по поводу поступления в течении двух лет на банковские счета 26-летнего сына обвиняемого суммы в драмах, эквивалентной 18 млн.доларам США и валюты»,-сказал Давтян.

На заседании выступила также Рузанна Арутюнян, мать погибшего 1-го марта срочного военнослужащего внутренних войск Тиграна Абгаряна. Главный интересующий ее вопрос - почему был убит ее сын?

«Мой сын не был митингующим, и беспорядков не было, почему погиб мой сын? Стоял для себя в ряду. Кто пришел на улицы Лео и выстрелив снайперской пулей, сломал шею моего ребенка? Когда мой сын еще был жив, мы с мужем были там, он сказал -мам, нас наверное уже отправят в казарму, кажется все закончилось. 11 лет борюсь за правду. Мне сейчас безразлично будет осужден Кочарян, или нет, сядет ли кто-нибудь, мой сын уже не вернется, но почему погиб мой сын, мой сын должен был стать юристом, мой сын был солдатом, спортсменом, подготовленным мальчиком, скажите, что мне теперь делать?

После завершения судебного заседания сын Роберта Кочаряна Левон Кочарян кратко отвечая на вопросы, коснулся выступлений родных жертв 1-го марта.

«Я был очень взволнован, услышав все выступления, уже 5 лет, как у меня самого есть ребенок, и я понимаю, насколько тяжела может быть утрата, особенно, при таких обстоятельствах. Понимаю горе этих людей, и, однозначно, разделяю озабоченность, возмущение тем, что до сих пор обстоятельства не выяснены. Но, одновременно, видим, желание многих родителей, наверное понятно - на эмоциях, чтобы хоть кто-то ответил»,- сказал Кочарян.

Судебное засеадние продолжится завтра, и сторона защиты выступит с возражениями против жалоб.

 

Армине Геворгян