բավ է պառակտվել
22-10-2020 23:24

Никол Пашинян: Ереван за ввод российских миротворцев в зону карабахского конфликта

Премьер-министр Армении рассказал о дипломатических усилиях по урегулированию конфликта в Нагорном Карабахе

Премьер-министр Республики Армения Никол Пашинян рассказал в интервью собственному корреспонденту агентства "Интерфакс" в Армении Оганесу Косяну о дипломатических усилиях по урегулированию конфликта в Нагорном Карабахе, о роли России и о возможном вводе в регион российских миротворцев.

- Господин премьер-министр, вчера вы заявили о том, что как минимум на данном этапе карабахский вопрос не имеет дипломатического решения. Что означает это заявление?
- Уже как минимум два раза соглашения о перемирии в зоне конфликта сорваны. Конечно, Азербайджан винит в этом армянскую сторону, что, мол, это мы нарушили
договоренность. Но мы же знаем, где правда. Дипломатическое решение означает компромисс. Проблема в том, что история всего переговорного процесса, и, в частности, история переговорного процесса последних лет, показала, что если Армения заявляет, что тот или иной компромисс для нее приемлем, который, казалось бы, до этого был приемлем и для Азербайджана, для него этот компромисс сразу же становится неприемлемым. В тот момент, когда Армения выражает готовность к компромиссу, Азербайджан требует большего. И так продолжается в течение долгого времени.
Пока подобная позиция Азербайджана не изменится, нереально говорить о дипломатическом решении. Но дипломатическая работа необходима, чтобы изменить эту позицию Азербайджана. И я очень высоко оцениваю усилия, которые вкладывают сопредседатели Минской группы ОБСЕ и, в частности, Россия.

- Таким образом, на данном этапе можем констатировать, что дипломатическая работа продолжается и будет продолжаться?
- Да, конечно. Нам нужно прийти к каким-то решениям быстро. Но в этом промежутке, особенно после двух сорванных договоренностей в Москве и по
инициативе президента Франции, после срыва, когда, казалось бы, все согласовано, я не считаю реальным скорое дипломатическое решение. Но это не значит, что я этого не хочу, не готов вкладывать все необходимые усилия для этого. Это моя объективная оценка позиции Азербайджана. Причем это не столько позиция Азербайджана, сколько позиция Турции, которая отражается через позицию Азербайджана.

- Вчера в Москве находился глава МИД Армении Зограб Мнацаканян. Есть ли какие-то новые договоренности по итогам визита? И завтра будет встреча
Мнацаканяна с госсекретарем США Майком Помпео. Какие есть ожидания?
- Конкретных договоренностей нет. Дипломатическая работа идет и будет продолжаться. Армения готова и всегда была готова и будет готова к
компромиссным решениям.

- На какие уступки вы готовы, может ли речь идти о передаче семи районов Азербайджану или выводе армянских вооруженных сил из зоны безопасности
вокруг Нагорного Карабаха?
- Сейчас, когда идут военные действия, очень некстати обсуждать подобные вопросы. Силы самообороны Нагорного Карабаха находятся в окопах и прямо
сейчас силы террористических группировок, которые были привезены в Азербайджан со стороны Турции, атакуют конкретно позиции сил самообороны
Нагорного Карабаха. Понимаете ситуацию тех людей, которые борются там, между прочим, не против армии Азербайджана, а против террористов, когда я скажу, что
мы готовы на компромисс с этими террористами. Я сказал, что мы готовы на компромисс с Азербайджаном. И для нас очень важный и принципиальный вопрос - вопрос статуса Нагорного Карабаха. Но сейчас весь этот процесс вышел из контекста нагорно-карабахской проблемы. Первое дело, которое мы должны сделать - возвратить процесс в русло переговоров по Нагорному Карабаху. Присутствие террористов будет иметь конкретные последствия не только для нашего региона, но и для стран вблизи нашего региона. К сожалению, несмотря на то, что региональные страны официально признали присутствие террористических группировок в зоне карабахского конфликта, пока что они не предприняли конкретных антитеррористических действий. Это главный момент, главное препятствие, которое не позволяет нам прийти к дипломатическому решению. Сперва нужно решить вопрос террористов. Потому что, если они зарегистрируют успехи здесь, они пойдут дальше на юг и на север. Потому что это их профессиональная деятельность - терроризировать, дестабилизировать, и для них нет большой разницы, где это делать.

- Вы сказали – решить вопрос террористов. Как? Только заявления и реакции различных стран, кажется, не имели переломной роли.
- Да. Например, проведение контртеррористической операции. Это один вариант.

- Силами армянской стороны?
- Нет. Силы Нагорного Карабаха делают это насколько возможно. Сейчас они воюют на трех фронтах – против армии Азербайджана, против армии Турции и
против террористов. Но я думаю, что это вопрос не только ко мне, потому что мы, конечно, поддерживаем антитеррористические действия, насколько это возможно.
Думаю, что должны вмешаться страны, для национальной безопасности которых эта ситуация имеет конкретные угрозы.

- В числе этих стран можно подразумевать Россию и Иран, и вели ли вы с ними такой диалог?
- Конечно же, в первую очередь затрагиваются интересы России. Хочу обратить ваше внимание, что в течение войны в Нагорном Карабахе были как минимум два
случая, когда на Северном Кавказе были проведены антитеррористические операции, и официальные представители России заявили, что они (террористы -
ИФ) приехали из Сирии. До этого Служба внешней разведки России констатировала, что в зоне конфликта присутствуют террористы. И эти два заявления не могут быть не связаны друг с другом. Вопрос в том – будут ли ждать российские службы прихода этих террористов или же нужно вести превентивную
политику? Если террористы зарегистрируют успех в Нагорном Карабахе, после этого будут искать новые плацдармы и ареалы действий.
Это решать Российской Федерации. Но по этим вопросам у нас были консультации с российскими коллегами, и мы выразили свою точку зрения.

- Правильно ли я понимаю, что превентивные меры могут вестись как на территории Нагорного Карабаха, так и Азербайджана? Можно ли это считать приглашением с вашей стороны третьей силе вмешаться в этот конфликт?
- Нужно уточнить, что значит третья сила. Россия – сопредседатель Минской группы ОБСЕ, с другой стороны – стратегический союзник Армении, и президент России заявил, что РФ будет верна своим обязательствам в сфере безопасности в отношениях с Арменией. Это уже вопрос, который нуждается в дальнейшем рассмотрении. Тут есть много нюансов. Я говорю, что ситуация в Нагорном Карабахе уже давно вышла из рамок карабахской проблемы, и фактически очень многие иностранные партнеры официально признали это, констатировали, и я думаю, и надеюсь, что дальнейшая реакция будет в том же духе.

- Сегодня президент Азербайджана заявил, что не против ввода миротворцев регион, но выдвинет свои условия. Хотелось бы узнать ваше мнение по вопросу возможного ввода миротворцев. Контингенты каких стран могут войти в миротворческие силы, под чьей эгидой?
- Для нас приемлем ввод миротворцев. Я могу сказать, что представления Азербайджана по составу миротворцев не совпадут с представлениями Армении
по этому вопросу. Если уж говорить о компромиссах, тут тоже компромиссной версией может стать присутствие российских миротворцев. У РФ хорошие
отношения и с Азербайджаном, и с Арменией. Очень важно считаться с мнениями других региональных стран, важно, чтобы конкретные миротворческие силы
стабилизировали регион, а не наоборот.

- Алиев также заявил, что никакого референдума в Нагорном Карабахе быть не может, но не исключил возможность культурной автономии. Ваш комментарий.
- В этой позиции нет ничего нового. Это позиция, которая озвучивается в течение 15-20 лет. Она неприемлема для нас. Право на самоопределение народа Нагорного
Карабаха должно быть защищено и соблюдаться.

- Готовы ли к встрече с президентом Азербайджана, ведется ли такая подготовка, и получали ли вы приглашение?
- Официального приглашения не было, но я так понял, что и Алиев, и я подтвердили нашу готовность встретиться и попробовать достичь дипломатического решения
этой ситуации. Конечно же, я готов, но нужно, чтобы для плодотворности такой встречи были необходимые предпосылки.

- Где может пройти встреча?
- В Москве.

- На каких условиях? С точки зрения Еревана что значат субстантивные переговоры?
- Это означает окончательное решение проблемы Нагорного Карабаха.

- Это независимость Нагорного Карабаха или присоединение к Армении?
- Это соблюдение права и защита права на самоопределение народа Нагорного Карабаха.

- Считаете ли возможным изменение формата переговоров? Возможно ли вовлечение Турции в переговорный процесс, на чем настаивает Баку?
- Эта странная позиция, потому что в Москве было принято заявление главами МИД России, Армении и Азербайджана и там было четко констатировано, что формат  сопредседательства Минской группы ОБСЕ не будет меняться. Переговоры должны продолжаться в этом формате. Я ведь говорю, что Азербайджан каждый раз меняет свою позицию. В Москве этот вопрос был согласован совместным заявлением, но после Азербайджан опять заявил, что Турция должна быть сопредседателем.
Казалось бы, вопрос решен, было заявление, вопрос закрыт, но он вновь открывается. Как можно в этой ситуации сделать эти работы плодотворными, если
каждую минуту Азербайджан меняет уже согласованные позиции и вопросы.

- Вы считаете возможным армяно-турецкое примирение или уже все уже потеряно?
- Мы всегда говорили, что Армения готова к установлению дипломатических отношений без предварительных условий. Конечно же, эти события и война
добавляют напряженности в отношениях, но как в случае с Азербайджаном готовы на дипломатические дискуссии, так и в случае с Турцией.

- Турция - член НАТО и активно поддерживает Азербайджан. Может ли разрастание конфликта привести к конфронтации России и НАТО?
- Не думаю, что это возможно, потому что очевидно, что Турция здесь участвует не как представитель НАТО, а как страна, которая играет дестабилизирующую роль не только в Южном Кавказе, но и со странами, которые является членами НАТО. Например, Греция. Греция – член НАТО, но Турция осуществляет шаги, которые
добавляют и создают напряженность в отношениях с Грецией.

- Считаете ли вы, что Россия могла бы убедить Турцию не вмешиваться в карабахский конфликт? Вы обсуждали с Владимиром Путиным такой вопрос?
- Российские представители неоднократно по этому вопросу формулировали свою позицию и мы согласны с этой позицией. Насколько убедительными будут шаги или позиция РФ - это уже другой вопрос. Я уже сказал, что эта ситуация вышла из рамок только карабахской проблемы. Это более широкая проблема. И она касается
не только отношений Армении с Россией, Азербайджаном и Турцией, но и касается отношений России и Турции, в частности, в нашем регионе. Здесь очень многое
решается, и смотря, к каким решениям и какой ситуации мы придем, будет иметь конкретные последствия не только для стран Южного Кавказа, но и других стран.
Эти страны должны воспринять ситуацию именно с этой точки зрения. Нужно считаться с теми потенциальными последствиями, которые придут неизбежно, и
нужно чтобы были предприняты конкретные шаги, которые бы приостановили или предотвратили те негативные последствия, которые кажутся неизбежными, если
процессы пойдут по негативным сценариям.

- В случае эскалации боевых действий и их переноса на всю границу Армении и Азербайджана вы будете обращаться за помощью к ОДКБ и России?
- Мы уже проинформировали наших коллег по ОДКБ о текущей ситуации. Россия заявила, что Москва будет верна договорным обязательствам, которые имеет перед
Арменией в сфере безопасности. Если ситуация так будет развиваться, конечно, Армения с этим вопросом обратится в ОДКБ или может быть прямо к России.

- Последний шаг, за которым возврата к переговорам не будет, станет признание независимости Нагорного Карабаха. Когда наступит красная черта, после которой вы это сделаете? Кстати, вчера вице-президент Турции Фуат Октай заявил, что его страна направит войска в Нагорный Карабах, если от Азербайджана поступит такая просьба.
- Они уже отправили свои войска. Это вопрос официальных или неофициальных формулировок. И заявление Фуата Октая - ответ Турции на обсуждение по поводу
присутствия российских миротворцев в этом регионе. Армения не ставит цель быть единственной страной, которая признала независимость Нагорного Карабаха. Наша цель, чтобы международное сообщество признало независимость Нагорного Карабаха.

- Бывшие президенты Армении и Нагорного Карабаха в последние дни проводят активные встречи по вопросу Карабаха. Вы как-то вовлечены в этот процесс?
- Я проинформирован о встречах и об их содержании. Второй и третий президенты Нагорного Карабаха были со мной в контакте, проинформировали об обсуждениях, целях.

- Вы считаете эти встречи полезными?
- Я не считаю их вредными.

- Если очень коротко - где ключ нагорно-карабахского урегулирования?
- Ключ к решению - это компромисс и активное вовлечение сопредседателей Минской группы ОБСЕ в процесс урегулирования и, в частности, России.

- Как война сказалась на экономике?
- Война никогда на экономику хорошо не действует. Это негативно воздействует.

- С января 2021 года Армения на шесть месяцев запретила импорт товаров из Турции. По опубликованному списку, там огромное количество наименований
самых различных товаров. Насколько негативно это отразится на армянской экономике?
- Мы надеемся, что позитивно отразится. Это важное политическое решение. Наша экономика должна реагировать на деструктивную политику Турции.

- Ждете ли вы от России помощи если не в военном, то в финансовом плане? Могут ли от России быть послабления, выделен кредит или установлены льготные цены на энергоносители? Еще до конфликта вы вели переговоры о снижении цен на газ. Обсуждались ли эти вопросы с главой правительства РФ во время его визита в Ереван?
- Конечно, обсуждали экономические вопросы. Сейчас мы чувствуем поддержку России и, уверен, что в дальнейшем будем чувствовать и Россия нас поддержит там, где это возможно.

Подход Пашиняна к урегулированию карабахского конфликта фактически обслуживает интересы Азербайджана
Содействие урегулированию карабахского конфликта остается одним из приоритетов России - Копыркин
Азербайджан атаковал в направлении, где много армянских сел - Пашинян
Сопредседатели МГ ОБСЕ выступили с призывом к сторонам карабахского конфликта
У руководства Армении нет вопросов к России по исполнению союзнических обязательств - Владимир Путин