Свободу Джулиану Ассанжу!
13-06-2019 13:00

О чем говорили Н. Унанян и Р. Кочарян после теракта 27-го октября? Показания Кочаряна

Депутат фракции «Просвещенная Армения» Арман Бабаджанян опубликовал показания второго президента Армении Роберта Кочаряна

15.05.2000 года. Президент Республики Армения

17.00.-20.00. Следователь М. Матевосян

47

Предложив рассказать все, что ему известно о деле и обстоятельствах дела, Р.С.Кочарян показал следующее:

48
Из числа погибших пострадавших, с Вазгеном Саргсяном я был знаком с 1989-90гг. Я был с ним в дружественных, близких отношениях.

С Кареном Демирчяном лично познакомился в апреле-мае 1997г, примерно через месяц после моего назначения премьер-министром РА, на встрече с производителями Армении, отношения были нормальными, основанными на взаимном доверии.

Я был знаком с Юрием Бахшяном раньше, в бытность его заместителем мэра, кажется, при мэре В. Хачатряне.

Отношения были теплыми, дружественными.

С Рубеном Мирояном познакомился в связи с его назначением заместителем председателя НС.

Леонарда Петросяна знал с 1998г, из Карабаха.

С Арменаком Арменакяном был знаком по движению, с 90-ых.

С Генрихом Абраамяном не сталкивался.

Микаэла Котаняна знал с 97 года, в мою бытность премьером.

Получившего телесные повреждения Гайка Никогосяна - с того же времени.

Армена Хачатряна - после его избрания председателем НС.

Андраника Манукяна знал со времен моего премьерства.

С Эдмондом Цатуряном не сталкивался, узнал о нем в связи с происшествием.

Знал Павла Далтахчяна с 97г., когда он еще был замминистра.

С Эрмине Нагдалян тоже был знаком с 97-го.

Об обвиняемом Наири Унаняне могу сказать следующее: во время нашей встречи после происшествия он напомнил мне, что был в группе студентов из Еревана, которую я, будучи секретарем комитета партии Шелковой фабрики Карабаха, принимал в Степанакерте в 1988г. Никаких других контактов с ним я не имел.

Я познакомился с Алексаном Арутюняном еще в 93г.,во время моего визита во Францию, когда он работал в посольстве Армении во Франции.

С Арутюном Арутюняном я, по сути, не знаком. Мне напомнили, что во время моего премьерства или президентства он был в группе, которую я принимал в связи с каким-то форумом скаутов, что я не исключаю.

Я слышал о Наири Бадаляне во время выборов, в связи с социологическими исследованиями, однако встречи не было, его не знаю.

49

Мушега Мовсисяна не знал, впервые услышал его имя в связи с происшествием 27-го октября, по случаю его ареста.

Я узнал о Карене Унаняне, Враме Галстяне, Эдуарде Григоряне и Деренике Бежаняне как об участниках террористического акта. Их, как и других обвиняемых я не знаю.
Теперь об обстоятельствах дела.

27) го октября 1999г, узнав о террористическом акте в НС, о национальной трагедии, я, предприняв незамедлительно необходимые шаги для получения дополнительной информации о ситуации в национальном собрании и дав необходимые инструкции для обеспечения безопасности страны, отправился в Национальное собрание и организовал на месте действия для проведения переговоров с террористами, освобождения заложников, предотвращения дальнейшего кровопролития, обезвреживания (обезоруживания) террористов и, исходя из необходимости проведения дальнейшего следствия - сохранения их жизней.

По поводу заданных вопросов я могу дать следующие разъяснения:

Вопрос - где и когда Вы узнали о случившемся в НС РА, от кого, и какую информацию Вам сообщили?

Ответ - я находился в Голубом зале резиденции, где принимал бывшего посла Франции в Армении. Руководитель аппарата Алик Арутюнян, открыв дверь, попросил меня выйти и сообщил, что в НС были какие-то выстрелы, он звонит туда, но никого не может найти. Извинившись перед послом, я прервал прием, немедленно пошел в свой кабинет и начал давать инструкции.

Вопрос - в связи с этим, давали ли Вы инструкции Алику Арутюняну, если да, то какие?

Ответ - я поручил связать меня с Кареном Демирчяном, поручил заместителям министров Внутренних дел и Национальной безопасности взять под усиленный контроль объекты особого назначения, выяснить, наконец, что творится в Национальном собрании и т.д.

50

Вопрос - Когда и от кого узнали сведения о личностях террористов, кто сообщил об этом - А.Арутюнян или кто-то другой?

Ответ - первым об этом мне сказал А. Арутюнян, он сообщил, что ему позвонил Грант Маргарян и сообщил, что Наири, позвонив ему, рассказал о содеянном, сказал - придите и займитесь. Алик также сказал, что Грант сообщил, что он позвонил в КГБ (МНБ).

Вопрос - находясь в резиденции президента А. Арутюнян сообщил о телефонном разговоре с Наири Унаняном через депутата Мартуна Матевосяна, если да - то что сообщил?

Ответ - да, А. Арутюнян доложил также, что по инициативе депутата Мартуна Матевосяна он связался с ним, Матевосян передал трубку Наири, который сообщил Алику, что убил Вазгена Саргсяна и потребовал, чтобы президент пришел в Национальное собрание. Это было примерно в 18:00.

Вопрос - каким было поведение А. Арутюняна и где он находился до отъезда в НС?

Ответ - находился в резиденции, был взволнован, как и все, как тогда, так и в дальнейшем, ничего подозрительного в его поведении я не заметил.

Вопрос - когда и кем было принято решение о том, чтобы А. Арутюнян поехал в здание НС, в частности, это было желанием и инициативой А. Арутюняна или инструкцией, за сколько времени до отправления в НС он узнал о том, что должен поехать?

Ответ - исходя из сложившейся ситуации, я принял решение поехать в НС, сказал Алику, что еду. Узнав о моем решении и беспокоясь за мою безопасность, А. Арутюнян 3 раза попытался убедить меня не делать этого, говоря, что это опасно. В последний раз я даже с упреком грубо сказал: «как могу не поехать, там находятся депутаты, правительство», после чего он попросил пол часа времени, и так как я решил ехать в НС, он, естественно, не мог не поехать со мной. Следовательно, он узнал за 30 минут до отъезда. За эти пол часа был определен маршрут, ситуация и кабинет в здании НС, где я должен буду находится, и мы поехали.

Вопрос - когда, в котором часу вы поехали в НС и почему А.Арутюнян поехал на Вашей машине?

51

Ответ - мы поехали в НС около 19-ти часов, я сказал - «поехали», и это я сказал ему, чтобы он поехал на моей машине, иначе, без моего разрешения, он не имел право садиться в мою машину.

Вопрос - по дороге, находясь в машине, что говорил А. Арутюнян, в частности, разговаривал по телефону с Н. Унаняном, или нет, если да, то кто из них звонил и сколько раз?

Ответ - по дороге особого разговора между нами не было, мы за считанные минуты доехали до Национального собрания, прозвучал один телефонный звонок по мобильному, кажется, звонил кто-то из министров или депутатов. Разговор длился несколько секунд, почти без содержания.
Вопрос - инструктировался или нет А. Арутюнян во время телефонных разговоров с Н. Унаняном?

Ответ - инструкция заключалась в том, что он должен был стараться тянуть, выиграть время под предлогом, что президента нет, он не на месте и т.д. Такие же инструкции были даны Г. Григоряну, который сумел найти подходы к террористам и наладить с ними контакт.

Вопрос - когда Вы узнали, что Н Унанян требует А. Арутюняна, кто сказал об этом и какое было принято решение?

Ответ - об этом мне сказал Г. Григорян, это условие было выдвинуто террористами тогда, когда им сообщили, что я, тем не менее, в зал не зайду. При чем, вариант, что в качестве представителя президента пойдет А. Арутюнян, им был предложен Г.Григоряном и, кажется, одним из депутатов.

Вопрос - после прибытия в здание НС А. Арутюнян сообщил о том, что Н. Унанян несколько раз звонил его секретарше и угрожал, что если он (А. Арутюнян) немедленно не позвонит, не свяжется с ним - будут жертвы?

Ответ - да, сказал. До этого я сказал А.Арутюняну, чтобы он не отвечал на звонки Н Унаняна, исходя из тактических соображений, опять таки с целью выиграть время. Именно в течении этого времени Н. Унанян звонил секретарше А. Арутюняна.

52

Вопрос - находясь в здании НС, А. Арутюнян проявлял готовность вести переговоры с Н. Унаняном или нет?

Ответ - нет, не проявлял, просто сказал, что если надо, необходимо, могу пойти на встречу.

Вопрос - при каких обстоятельствах и почему было решено, что А.Арутюнян встретится с Н.Унаняном?

Ответ - на этот вопрос я уже дал объяснения выше, он действовал как представитель президента.

Вопрос - до того, как выдвинуть кандидатуру А. Арутюняна, обсуждалась или нет другая или другие кандидатуры, если да, то чья?

Ответ - мы постоянно искали людей, которые тем или иным образом могли бы повлиять на террористов, особенно на их руководителя Н. Унаняна. С этой целью мы привезли в НС его отца, кажется, одного из его студенческих друзей. Затем было решено, что на переговоры с ним пойдет Грант Маргарян, с кем Наири Унанян уже говорил по телефону. Последний, Г. Маргарян, выразил готовность встретиться с Н. Унаняном, но его друзья по партии, проведя отдельное обсуждение, запретили ему, мотивируя это тем, что в свое время Г. Маргарян сыграл роль в деле увольнения его из АРФ Дашнакцутюн, и, относясь в связи с этим к нему враждебно, затаив месть, Н. Унанян может навредить ему. В целом, мы интересовались теми, с кем Н. Унанян связывался из зала.

Вопрос - по какой причине встреча А. Арутюняна и Н. Унаняна состоялась с таким опозданием?
Ответ - о каком опоздании идет речь? Встреча состоялась тогда, когда гарантии безопасности А. Арутюняна были более убедительными. Я сначала не рарешал, но потом, когда Г. Григорян начал убеждать, что гарантирует безопасность, что ничего не случится и что у террористов уже заметен настрой сдаться, я согласился. Затем Г. Григорян и Н. Унанян обсуждали место встречи: сначала было решено организовать встречу в комнате позади президиума, но, не достигнув договоренности, наконец было решено провести встречи в холле рядом с залом.

53

Вопрос - был ли проинструктирован перед встречей А. Арутюнян, как себя вести и о чем говорить с Н. Унаняном?

Ответ - инструкция была в том смысле, что должен попробовать убедить их, не должен создавать излишнюю напряженность, должен находится, в основном, в роли слушателя, и должен выяснить, что они требуют, что хотят, а не давать обещания.

Вопрос - были ли даны до встречи инструкции соответствующим службам об организации прослушивания во время встречи? Кому была поручена организация оперативных работ по освобождению террористов и заложников?

Ответ - общее руководство всей операции было возложено на замминистра ВД Овика Унаняна, но заместителю министра МНБ Гору Акопяну, начальнику управления уголовного розыска Грачику Арутюняну и начальнику военной полиции Вове Гаспаряну были даны отдельные поручения, и они принимали участие в этом процессе. Я категорически поставил задачу в первую очередь предотвратить дальнейшее возможное и неизбежное кровопролитие, а затем - всеми способами воздержаться от посягательств на жизнь террористов, исходя из соображений проведения дальнейшего расследования с целью выявления объективной действительности. Что касается прослушивания, я не давал такой инструкции, я отправил своего представителя на переговоры, и он всего лишь должен был выслушать требования террористов и передать их мне.

Вопрос - какие требования выдвигал Н. Унанян до встрчи с А. Арутюняном и через кого он их передал?

Ответ - когда я приехал в НС и взял ситуацию под контроль, Г. Григорян и вышедшие из зала некоторые депутаты-переговорщики сообщили, что Н. Унанян требует, чтобы я пошел в зал. Что касается предоставления эфира, такое требование было выдвинуто позднее Г. Григоряном.

Вопрос - при нахождении в здании НС, сообщил ли А. Арутюнян, что во время телефонного разговора с Н. Унаняном последний требовал отдельной встречи, отметив, что никто другой не должен присутствовать на ней, если да, то какие доводы приводил А. Арутюнян?

Ответ - такого разговора со мной не было.

54

Вопрос - что сообщил А. Арутюнян после встречи с Н. Унаняном?

Ответ - А. Арутюнян сообщил, что Н. Унанян выражалл, в основном, озабоченность по поводу их безопасности, чтобы с ними не свели бы счеты, состоялось бы справедливое судебное разбирательство, которое должно начаться с той же минуты, до того как они сдадутся, что в зале была перестрелка, что поднимался вопрос предоставления им возможности уехать в Турцию и даже возможность укрыться в церкви, чтобы их перевели в изолятор МНБ, о чем они уже говорили с Г. Григоряном и т.д., чтобы я лично гарантировал все это и это транслировалось в эфире.

Вопрос - как проходила Ваша встреча с Н. Унаняном, чем можно объяснить присутствие А Арутюняна на этой встрече и какова было роль последнего?

Ответ - так как Н. Унанян потребовал, чтобы я лично гарантировал выполнение их вышеперечисленных требований, я, исходя из сложившейся ситуации, решил встретиться с ним, заранее отвергнув требование о предоставлении им прямого эфира, чтобы исключить возможность провокационных заявлений. В то время уже обсуждался вариант выступления с заявлением, кажется, уже был готов составленный ими проект текста объявления, который должны были обсудить и отредактировать. Именно для редактирования, составления и изложения этого текста и было принято решение об участии А. Арутюняна на моей встрече с Н. Унаняном.

Вопрос - какие у Вас были сведения о взаимоотношениях А. Арутюняна и Н. Унаняна и что сообщил Вам А Арутюнян по этому поводу?

Ответ - он сообщил, что они знали друг друга со студенческих лет, но уже с тех времен их взаимоотношения были плохими, недоброжелательными, позднее также сообщил, что Н. Унанян обращался к нему с вопросом о трудоустройстве, но он отказал.

Вопрос - каков был характер и содержание Вашего разговора с Н. Унаняном, где он проходил?

Ответ - мы встретились в отдельной комнате, сначала туда зашел я, спустя 5-10 минут привели Н. Унаняна. Наш разговор длился примерно 20 минут. Первым делом, он попытался напомнить о нашей возможной встрече в 88г., о которой я упоминул в начале показаний. Затем, на мой вопрос была ли у него личная вражда по отношению к Вазгену Саргсяну, он дал отрицательный ответ и начал выражать недовольство сложившейся в стране ситуацией, ролью В Саргсяна, который, якобы, препятствовал развитию страны, был виновен в сложившейся ситуации, что стране необходима встряска, и что он пошел на этот шаг ради народа, история, будущие поколения оценят его, что в них тоже стреляли. Все остальные, кроме В. Саргсяна жертвы погибли в следствии случайных выстрелов. После этого он представил требования, касающиеся обеспечения их безопасности, чтобы не применялось насилие против них, было бы справедливое расследование, открытое судопроизводство, им предоставили защитников, чтобы их, не разоружив, перевели бы в изолятор МНБ. Наконец, чтобы он мог выступить в прямом эфире и объяснить народу, почему пошел на этот шаг. Я объяснил ему, что против них не будет насилия, в разговоре он спросил, правда ли, что в стране отменен смертный приговор. Как я понял, он уже проводил в зале консультации по этому вопросу с депутатами, и, кажется, с Г. Григоряном. Я ему объяснил, что так как мы стремимся войти в Евросовет, смертная казнь в нашей стране не применяется. Потребовал, что непременно должны сдать оружие, после небольшой дискуссии по этому поводу сказал, что до того, как доедут в изолятор, могут оставить у себя один пистолет, и их перевезут в бронемашине, чтобы исключить возможность сведения счетов с ними. Я категорически отклонил требование выступить в прямом эфире, и остановились на том варианте, что подготовленное заранее двумя сторонами объявление прочтет в эфире телеведущий. В своем тексте он посвятил целый абзац Вазгену Саргсяну, который я потребовал убрать, он, после некоторых сомнений, согласился. А Арутюнян отредактировал тексты, они были зачитаны, и на этом наши переговоры завершились, после чего его увели в зал, начался процесс сдачи оружия.

Я прочитал свои показания, изложено и напечатано с моих слов, верно.

Свидетель/подпись/Р.Кочарян

Следователь/подпись/М.Матевосян