Удивительно устроен человек — он огорчается, когда теряет богатство, и равнодушен к тому, что безвозвратно уходят дни его жизни.
13-09-2018 12:42

Армянин - лучший хозяин, поэтому в его дом всегда хочется возвращаться - Илья Девин

Московский фотограф, работающий с глянцевыми российскими журналами, не первый год приезжает в Армению по разным поводам. В этот раз он приехал со своей семьей. Чем именно его привлекает Армения, какие проекты были уже реализованы и что он ищет в Армении, рассказал в интервью Gisher news Илья Девин.

Gisher.news. Илья, когда началось твое знакомство с Арменией?

Илья Девин. Впервые в Армению я приехал по работе в 2007-ом году, с группой туристов из России. Это был трехдневный тур по стандартному маршруту: Гарни Гегард, Севан, Нораванк и.т.д. В Нораванке случилась история, которая меня очень тронула. Одна из гостей спросила у настоятеля, почему некоторые надгробные камни, которыми был усеян весь двор монастыря, надписаны, а другие - нет? И настоятель ответил, что люди, пожелавшие, чтобы их камень был гладким, исходили из того, что Господь знает их дела, потомки помнят их имена, так что нет необходимости оставлять о себе яркую память в виде надписи на своём надгробном камне. После экскурсии я подошел к настоятелю и задал вопрос, который на тот момент меня очень интересовал: «Почему религиозных систем за всю историю человечества было очень много, они существовали десятками тысяч лет, а христианство, появившись всего 2000 лет назад, руками своих последователей успело за этот короткий по меркам мировой истории срок убить за веру такое большое количество людей?» Выслушав мой вопрос, настоятель помолчал минуты полторы-две и ответил: «Не важно, христианин ты или язычник, главное - быть человеком».
Во второй раз я приехал в апреле 13-ого года по приглашению кинорежиссера Армана Геворгяна, с которым познакомился в Беларуси на съемках его картины, где я фотографировал сам съемочный процесс. В тот приезд я провёл пару дней на Севане, а вернувшись в Ереван, пошел в исторический музей, где познакомился с специалистом по коврам Лилией Ованисян. И это знакомство с музеем, с древними артефактами и без преувеличения магическими армянскими орнаментами стало поворотным моментом в истории моих отношений с Армений.
В третий раз я приехал в Армению в 16-году с фото-проектом «Семейные ценности», после чего стал приезжать сюда регулярно. А вот сегодня уже приехал не один, а со всей своей семьёй.

G.N. Расскажи об этом проекте поподробнее

И.Д. В 16-ом году мне исполнилось 35 и я решил отметить этот день рождения особенным образом: не получать подарки, а дарить их. Я — фотограф, а потому решил, что подарками должны быть фотографии. Но не просто фотографии, а фотографии, сделанные на плёнку, чёрно-белые. А поскольку день рождения — это семейный праздник, то фотографировать на плёнку я решил семьи. Я разместил в фейсбуке объявление о бесплатной семейной фотосессии для всех желающих и создал группу под названием «Семейные ценности». В итоге на съёмку пришло около 50 семей. Всем им я задавал один и тот же вопрос: «Что для вас семейные ценности?» - и записывал их ответы.
Ответы, которые я получил на этот вопрос, вдохновили меня продолжить проект. Благо было лето и в Москве у меня в этот период не так много работы, поэтому я решил совместить летний отдых с фотографированием семей. Задумавшись, куда же именно отправиться, я понял, что у нас, русских, тема семейственности устойчиво ассоциируется с патриархальностью народов Кавказа.
И тут моё знакомство с Арменией сыграло решающую роль. Перед поездкой я поискал информацию об истории Армении и конкретно про устройство традиционной армянской семьи. А во время путешествия по стране я не просто фотографировал семьи, но и выяснял, насколько семейный уклад в Армении соответствует моим ожиданиям.

 

G.N. Какие основные отличия ты для себя выделил?

И.Д. В прочитанных мной книжках пишут, самое позднее, про 19 век, не просто про семьи, а про кланы, хранившие многовековые традиции в максимально аутентичном виде. Таких семейств я не встретил, но то, что я узнал из книг про конец 19-ого - начало 20-ого веков, помогло мне даже не то чтобы понять, что такое армянская семья, а скорее, почувствовать, что же такое Армения страна, как нация и как одна большая семья.

G.N. Какой из ответов о семейных ценностях тебе запомнился больше всего?

И.Д. Я услышал его ещё в Москве. Глава одной из семей ответил, что главная семейная ценность - это семья. Точно так же и я сам для себя ответил на этот вопрос. Для меня это означает, что семья — это не нечто самой собой разумеющееся. Идея того, что каждая женщина должна быть при мужчине, а каждый мужчина должен посвятить свою жизнь одной женщине — это самая лучшая мысль, которая могла прийти человеку на ум. Более того, это не просто мысль, а непреложная аксиома, в полном смысле слова закон, цель, смысл и одновременно лучшая мотивация жизни любого человека.
И даже если за всю жизнь человеку не удастся создать свою семью, то знать, что такое Семья — это уже достаточный повод считать себя счастливым.

G.N. А для тебя лично, что такое семья?

И.Д. Семья, это то пространство и атмосфера, куда хочешь возвращаться, потому что во вне ты чувствуешь себя неполноценным. Любой человек несет в себе словно генетическую память о Семье. Ты можешь не знать своих родителей, не иметь супруга или супругу и не иметь детей, но само слово «семья» - это уже способ жить. И если у человека есть правильная модель семьи, правильное её ощущение, то вся его жизнь преображается. Что бы он ни делал, за что бы ни брался — всё будет нести на себе отпечаток Семьи. Даже если он прожжёный карьерист или бизнесмен до мозга костей и глава огромной международной корпорации, свой бизнес он будет вести особым, семейным образом.
Семья - это безусловно про самые ценные, самые личные и самые тонкие эмоциональные переживания. Но в то же самое время семья — это как скелет для любого организма: это то, на чём держится жизнь.
И по результатам моих разговоров с армянскими семьями я могу уверенно сказать, что в Армении очень хорошо чувствуют всё это.
Семейные плёночные портреты стали для меня поводом встретиться и поговорить с живыми, настоящими людьми. Точнее, не просто встретиться, но найти вдохновение для добрых дел, которые можно было бы сделать совместно с этими людьми. И я могу уверенно сказать, что моя работа сделана не зря. И моя встреча в Гюмри с семейством Тумасянов — прекрасное тому подтверждение. Многочасовой разговор про их семейные ценности позволил мне узнать и про понятие семьи в Гюмри в целом, и про историю самого города и про вклад этой семьи в историю их родного города.

 

G.N. Ты часто бывал в Гюмри и Ереване, ездил по другим городам Армении. Если попробовать их сравнить, что бы ты выделил?

И.Д. В любой стране, куда бы я ни поехал, мне интересно узнавать ее через каждый отдельно взятый город, потому что на самом деле общее лучше видится через различия.
Было очень интересно узнать, насколько по-разному за последние 30 лет в этих городах протекала жизнь. В Гюмри многое связано с землетрясением, в Ереване — с его столичным положением.
Всё же тот интерес, который у меня есть к Армении, относится к стране в целом, а не к отдельным городам. А если уж быть совсем точным, то это интерес к тем тысячелетним корням, которые общие и для Гюмри, и для Еревана.
Хотя, не скрою, к Гюмри у меня особое отношение. Именно Гюмри для меня - это центр какого-то особого притяжения. Для меня это место уникально тем, что с одной стороны, в нём чувствуется неповторимая, совершенно уникальная самобытность, а с другой — в силу свой экономической и социальной неустроенности, его пример позволяет очень наглядно прочувствовать, как именно происходят реальные историко-культурные и политико-экономические изменения, про которые обычно можно узнать только из книжек.
В Ереване всё чуть–чуть благополучнее, ровнее, спокойнее, а потому как бы понятнее. Гюмри же дает больше поводов для размышления, ставит больше вопросов и предлагает тем для поисков и исследований.

G.N. Есть темы, которые ты уже нашел?

И.Д. Да, и это тема соотношения женского и мужского начал, например. Это всё про то, что в этот мир приходит через мужчину, а что — через женщину. Это поиск общей для человечества формулы, изучение того, как именно она работает Армении, и в частности — в Гюмри. Исследуя эту тему, я хочу показать всему миру, что в Армению стоит приезжать не только потому, что тут есть музеи, исторические архитектурные постройки, лучшие в мире персики и чистейший горный воздух. Здесь есть еще вещи, которые не только за последние пять тысяч лет не покрылись нафталином, но звучат намного интереснее и чувствуются намного сильнее и ярче, чем музейные экспонаты.

G.N. Зачем, на твой взгляд, нужно приезжать в Армению?

И.Д. Армения - это прекрасное место, куда надо приехать для того, чтобы через призму армянской культуры познакомиться со своей личной историей. Здесь, как нигде в мире, можно увидеть в действии те вещи, которым много тысяч лет. Здесь до сих пор старое и новое живут бок-о-бок друг с другом, активно взаимодействуют и рождают то, что только и может называться современностью.
Экспонаты Музея Истории Армении — это то, что должно подталкивать вас ехать в деревни и встречаться с армянами, соприкасаться с их реальной повседневной жизнью.
Именно это соприкосновение позволит вам понять себя, свою историю, свою родную культуру, про ваше место в современном мире, про ваше личное призвание.
Армения - это страна тайн и чудес, в которой есть всё. Есть в ней и зороастризм и христианство, и солнце и горы, и источники чистейшей воды и залежи неподражаемого туфа...
Армения готова вдохновить и направить любого человека, который что-то ищет. Она с радостью даст прекрасную пищу для ума и всё необходимое для обретения мудрости.
И всё, что у Армении есть для вас, подтолкнёт вас что-то сделать, чтобы вы стали уникальной и самобытной частью современного мира. Самобытной, как сама Армения.


G.N. Для тебя лично, о чем Армения?

И.Д. Я люблю искать одно главное слово, которое бы охарактеризовало культуру и предназначение того народа, с которым я знакомлюсь.
Например, народ Ирландии может научить любую нацию мира тому, как радоваться даже во времена самых страшных невзгод, гонений и притеснений. Именно поэтому ирландская народная музыка — самая весёлая и жизнерадостная в мире.
Немцы кого угодно научат порядку. Поэтому немецкие машины самые надёжные и престижные в мире.
Японцы — это непревзойдённый пример верности. Как самураи служили одному господину всю свою жизнь, так и современные японцы могут работать, не меняя работодателя на протяжении всей своей карьеры.
Русские по всему миру славятся широтой своей души и стремлением помирить всех со всеми.
Евреи лучше всех умеют отстаивать свою правоту.
Народ Армении может любую нацию научить хозяйственности. В какой бы уголок Земли ни заносила жизнь армянина, везде он неизменно прочно пускает корни и организует устойчивое и крайне жизнеспособное хозяйство. Армянин — лучший хозяин, особенно если этот армянин живёт в своей родной стране. И потому в его дом всегда хочется возвращаться снова и снова.

 

Автор: Арминэ Агаронян