Свободу Джулиану Ассанжу!
27-05-2019 21:20

Наверное, есть люди, которым я мешаю, не могу сказать - судья Рштуни

Сегодня в административном здании суда первой первой инстанции Ачапняка было созвано внеочередное общее собрание судей. Собрание началось в 16:00, все еще продолжается и проходит за закрытыми дверьми. Из 234 судей в собрании участвуют более половины, что означает наличие кворума.

Повестка собрания не была официально объявлена, однако предполагается, что на повестке стоит вопрос об изменений в судебной системе.

До начала собрания, в беседе с журналистами председатель Апелляционного суда Вазген Рштуни коснулся слухов вокруг его имени.

Заметим, что СМИ ходили слухи, что Рштуни, вместе с двумя другими судьями тоже участвовал в составлении текста решения об изменении меры пресечения Роберта Кочаряна. На вопрос, почему распространились такие слухи Рштуни ответил: «Наверное, есть люди, которым я мешаю, не могу сказать».

Журналисты поинтересовались, почему его имя связывают с бывшими властями.

«С бывшими властями можно связать всех- тех судьей, кто сегодня работает и тех, кто был назначен год назад. Меня тоже можно связать с ними: я работаю более 10-ти лет, если связывают только потому, что тогда был назначен, то могут. Если говорят, что у меня есть интерес в этом деле, если у них есть такая информация, пусть представят»,-сказал он.

На другой вопрос, выносил ли он решения по звонку в течении десяти лет работы судьей, Рштуни ответил: «Знаете ли вы кого-то, кто скажет, что я вынес решение по какому-либо судебному акту по звонку? Я никогда не выносил решения по звонку, не делаю этого сейчас и не буду делать. Не звонили ни в прошлом, ни сейчас».

Рштуни не считает необходимым провидение веттинга. Говорит, что лучше оставить это дело прессе.

«Может, сесть, подумать, какие шаги необходимо предпринять, чтобы судебная система лучше работала. Насколько я понимаю, смысл веттинга в том, чтобы решить, кто из судьей может работать, а кто - нет, данный человек может, или нет. Всем есть, что скрывать, если это касается их личной жизни. Что же касается моей общественной жизни-мне скрывать нечего».

На вопрос о конкретных размерах его собственности и о том, как он накопил это богатство, Рштуни ответил, что его семья занималась бизнесом.

«Все знают об этом, мы не скрываем, не записываем на чужие имена наше имущество. Я не использовал свою профессиональную деятельность в целях получения материальных ценностей, выгоды для себя или своей семьи. У нас была собственность и до того, как я стал судьей»,-сказал Рштуни.

 

Армине Геворгян